Горячая линия        14 мая 2021        53         0

ОТВЕТ В. И. ПАРУБЦА НА «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО» В. И. КОРОТКИНА

Главная цель красноречия В.И. Короткина — не дать говорить другим

Известное изречение Луи Вермейля: «Главная цель красноречия — не дать говорить другим» как нельзя лучше характеризует В. И. Короткина в дискуссии о зацеплении Новикова. Г. А. Журавлев, по Короткину, — некий научный «несмышленыш», нанесший своей деятельностью «значительный вред» редукторной России. Досталось другим участникам дискуссии, названным «эвольвентщиками», которые, по утверждению Короткина, проявляют «полнейшую неосведомленность» в проблемах зацепления Новикова. В их числе многие доктора технических наук: Б. П. Тимофеев, А. Ф. Филипенков, С. Л. Иванов, В. Л. Дорофеев и другие. Досталось С. А. Лагутину, В. Г. Гиммельману и, конечно же, В. И. Парубцу. «Открытое письмо» В. И. Короткина — убедительное подтверждение сказанному.

Ранее мною был дан первый комментарий по «открытому письму» с экспресс-оценкой последнего. В этом комментарии был задан вопрос В.И. Короткину:

«На каких научных конференциях, в каких диссертациях, статьях, книгах и т.д. было объявлено и опубликовано, что зацепление Новикова, «как и эвольвентное, имеет свои вполне достойные сферы применения, и обе системы доказали право на параллельное и всестороннее развитие» и кто эти авторы, которые в противовес «незаурядному таланту Михаила Леонтьевича Новикова» решились столь глубоко переработать его незыблемое учение, что фактически развернули его в обратную сторону?»

Этот глобальный для всей дискуссии вопрос был сформулирован исходя из содержания «открытого письма». Вот фрагмент текста из этого письма, переполненный претензиями к Парубцу:

«Вы настойчиво продолжаете приписывать «новиковцам» слова об исключительности, бесспорном превосходстве, наибольшей прогрессивности, перспективности для любых применений зацепления Новикова и тому подобные выдуманные Вами выражения, несмотря на то что мы неоднократно объясняли нашу позицию: это зацепление, как и эвольвентное, имеет свои вполне достойные сферы применения, и обе системы доказали право на параллельное и всестороннее развитие… Не кажется ли Вам, что пора уже, в конце концов, прекратить всякие провоцирующие разговоры об абсолютном превосходстве одного зацепления над другим?»

Казалось бы, ответ В. И. Короткина на наш вопрос пролил бы свет на действительное положение вещей, восстановил бы истину в ее первозданном виде, из-за чего так несдержан В. И. Короткин. Но… ответа нет! А нет его, скорее всего, потому, что все предыдущие 50 лет «новиковцы» говорили и говорят «об исключительности, бесспорном превосходстве, наибольшей прогрессивности, перспективности для любых применений зацепления Новикова». Прочтите, например, статью В. М. Фея или В.Я. Веретенникова и других, чтобы убедиться в справедливости наших слов.

Тем не менее неспособность ответить на этот и другие сложнейшие вопросы современной редукторной практики нисколько не смущает В. И. Короткина, поскольку главная его цель: «не дать говорить другим». Ради этого для него «в споре — все средства хороши». Об этом говорит стиль его «открытого письма». Но не будем далее отвлекать внимание читателей и участников дискуссии на ненаучную риторику этого письма, а сосредоточимся на предмете дискуссии и лишь в завершение ответа обозначим наше отношение к другим вопросам письма.

Об истоках противоречий в «открытом письме» В. И. Короткина

Они, эти истоки, состоят в принципиальном несогласии Короткина с Парубцем, который сформулировал и открыл дискуссию в «альтернативном» ключе: о превосходстве современных эвольвентных передач над передачами с зацеплением Новикова. Цитируем Короткина:

«Позволю себе высказать одно соображение. В статье В.И. Парубца предлагаемые темы (включая и обсуждаемую) сформулированы в альтернативном ключе: «О превосходстве таких-то передач над такими-то». Считаю, что подобная постановка не способствует деловому характеру обсуждения. Думаю, формулировки в виде: «Рациональные области применения таких-то передач» для будущих дискуссионных тем предпочтительнее»…
Черно-белый альтернативный подход к передачам по принципу «или-или» (о котором упомянуто выше), способный лишь нанести вред общему делу и разъединить усилия специалистов, … «…зацепление Новикова так и не стало альтернативой эвольвентному…». Но почему оно должно стать чему-то альтернативой? Разве оно не имеет своей «ниши», в которой давно и прочно себя зарекомендовало?»

Короткин В. И. — «Об одной попытке пересмотра основ зацепления Новикова» // РиП. — 2006, № 2, 3 (06). — С. 59.

Вся сила гнева и «благородного негодования» в «открытом письме» так или иначе в итоге связана именно с этим противоречием, с этим несогласием В.И. Короткина, лишающим его прежнего «безальтернативного существования» и не знающего, куда девать все, что наработано за несколько десятилетий:

«Но тогда куда девать все последующие исследования по совершенствованию исходных контуров для твёрдых передач, положительные результаты их испытаний, подтверждённые в том числе специалистами самой кафедры (см. выше), разработанные методы расчёта и т.д.? Получается, за прошедшие 30 лет никто ничего не сделал?»

Короткин В. И. — «Дождусь ли наконец научного оппонирования?»// РиП. — 2007, № 1, 2 (08). — С. 62

Поэтому главная часть нашего ответа В. И. Короткину на «открытое письмо» содержится в нашей публикации «Давайте поможем В. И. Короткину уточнить М. Л. Новикова и определиться с рациональной сферой применения его зацепления». Эту главную часть нашего ответа дополним еще несколькими важными абзацами, изложенными ниже.

О пренебрежительном отношении В.И. Короткина к «смешанному зацеплению»

«Смешанное зацепление» в зубчатых передачах — замечательное свойство, выявленное задолго до Г. А. Журавлева. Информацию о нем в нашем журнале мы донесли читателям:

«Надо отметить, что идея «смешанного зацепления» не нова. Впервые (насколько осведомлен автор) оно было разработано и предложено Л. В. Коростелевым. «Смешанное зацепление» придает передаче новые разнообразные полезные свойства: для червячных передач Л. В. Коростелева — это локализованный линейный, а при наличии погрешностей — локализованный точечный контакт, сохраняющий постоянное передаточное отношение сопрягаемых поверхностей.
В Японии идея «смешанного зацепления» была реализована при синтезе глобоидных передач Hedcon… в виде дополнительной поверхности, которая вступает в контакт при повышенных нагрузках либо вследствие износа зубьев.
Г. А. Журавлев предложил нечто подобное, объединив воедино эвольвентное зацепление и зацепление Новикова и сохранив все то положительное, что есть в каждом из них.
Прогрессивны ли его идеи?
Полученные им патенты… свидетельствуют, что прогрессивны…
Найдут ли практическое применение идеи Г. А. Журавлева? Будем надеяться, что найдут, если в этом возникнет ярко выраженная, конкурентная потребность. Предложили ли что-либо его оппоненты?
Судя по содержанию отзывов А. Ф. Кириченко и В. И. Короткина, они также видят необходимость усовершенствования прежнего зацепления Новикова…»

Парубец В.И. — «О значимости статьи Г.А. Журавлева. Окончание» //РиП. — 2006, № 2, 3 (05). — С. 71-74 (см. здесь)

Дополнительно скажем, что свойства «смешанного зацепления» все еще не только не применяются в российской редукторной практике, но и не исследованы должным образом. Мы считаем, что требуется более пристальное внимание к нему современных исследователей, так как оно таит в себе новые ресурсы и возможности.

А вот как В. И. Короткин в своем «открытом письме» относится к этому, на наш взгляд, важному ресурсу:

«Вы пишете, что оппоненты Г. А. Журавлева, увлекшись оценкой его концепции, выплеснули ребенка (имеется в виду смешанное зацепление IP. — В.К.) вместе с водой. Позвольте спросить: а Вы этого «ребенка» когда-нибудь видели? И можете, кроме абстрактных славословий, что-нибудь путное о нем сказать?»

Считаем, что такая пренебрежительная лексика В. И. Короткина по отношению к новому научному направлению под названием «смешанное зацепление», обоснованному представителями разных научных школ, игнорирование того, что известно науке, не делает чести ученому!

Что же на самом деле знает В. И. Короткин о применении передач Новикова за рубежом

В «открытом письме» В.И. Короткин негодует по поводу недостойной позиции В. И. Парубца, игнорирующего опыт применения передач Новикова за рубежом и ранее представленную им (Короткиным) информацию. Цитируем:

«При всем при этом Вас абсолютно не смущает, что за рубежом интенсивные исследования и промышленное использование зацепления Новикова продолжаются, однако соответствующую информацию Вы не удостаиваете своим вниманием.
…Сначала Вы сделали очень серьезное заявление о том, что весь остальной (зарубежный) редукторный мир не применял и не применяет зацепление Новикова, а те, кто даже пытался, — давно и решительно от этого отказались. А после того как Вас ознакомили с зарубежными материалами, Вы не нашли ничего лучшего, как уподобить меня и А.Ф. Кириченко фокусникам, надергавшим примеры чьих-то попыток практического применения зацепления Новикова».

Однако обратим внимание читателей и участников дискуссии, о какой это «соответствующей» информации говорит Короткин. Читаем:

«Немного о зарубежной практике.
Утверждения [12]* о неприменении передач Новикова за рубежом не имеют оснований. Выше упоминалось о китайских передачах для судов. Добавлю некоторые известные мне сведения, полученные в 90-е годы от проф. Ф. Л. Литвина (США) по запросу проф. М. Л. Ерихова: широко выпускаемые с 1958 г. в Китае редукторы для нефтяных насосов экспортируются во многие страны, в том числе в США; вертолетные редукторы английской компании «WEST-LAND HELICOPTER» (c 1962 г.); разработки редукторов в Индии (с 1970 г.) и в Германии (с 1960 г.); непрерывные интенсивные исследования, проводимые, кроме перечисленных стран, в Бельгии и Японии…»

Короткин В. И. — «Об одной попытке пересмотра основ зацепления Новикова» //РиП. — 2006, № 2,3 (05). — С. 62

Согласитесь — негусто! Весьма ограниченные, почерпнутые через кого-то, без ссылок на источники информации, познания о том, что есть в зарубежной редукторной практике на самом деле. Можно согласиться, что это — не что иное как «надерганные примеры», не имеющие ничего общего с системными исследованиями и аналитическим обзором мировых редукторных тенденций, относящихся к зацеплению Новикова.
В отличие от аргументации В. И. Короткина в его «открытом письме», мы дали читателям и участникам дискуссии другую, более значимую и для теории, и для практики информацию: десять мировых редукторных лидеров и вся остальная редукторная Европа, производящие абсолютное большинство редукторов, мотор-редукторов и приводов, не применяли и не применяют зацепление Новикова, хотя у всех них есть для этого требуемое технологическое оборудование, финансовые и интеллектуальные ресурсы. Более подробно об этом — в нашей статье «Давайте поможем В. И. Короткину…» (РиП. — 2007, № 1, 2 (08). — С. 65).
Приведя два примера, подскажем В. И. Короткину, что же такое системные исследования и аналитические обзоры мировых редукторных тенденция. Первый пример — публикация в журнале РиП под названием «Глобоидные передачи: состояние, тенденции и перспективы». Второй — статья «Передачи со свободными телами качения, обзор патентной литературы».
Впрочем, мы не будем так строги к В. И. Короткину, поскольку знаем о его трудностях в получении требуемой для системных исследований и анализа всего массива информации, находящейся за стенами его родной лаборатории, как это случилось с его неосведомленностью о «загадочном» зацеплении IР (более подробно об этом в статье «Давайте поможем В. И. Короткину…»).

Об этике В.И. Короткина

Почти весь текст «открытого письма» пронизан утверждениями о неэтичных высказываниях Парубца в адрес Короткина и других его единомышленников. Притом Короткин не ограничивается только категорией «неэтичности», добавляя: «клевета», «болтовня» и т. д.

Истинность утверждений Короткина о неэтичности текстов Парубца проверяется простым прочтением всех этих текстов и их сравнением с текстами Короткина. Приведем несколько выражений из его «открытого письма»:

  • «пора уже, в конце концов, прекратить всякие провоцирующие разговоры»;
  • «Вы… считаете членов Совета сплошными недоумками или конъюнктурщиками»;
  • «Ваш неблаговидный поступок»;
  • «Ваши измышления … плод Ваших фантазий»;
  • «пустопорожней болтовней»;
  • «оскорбительная клевета»;
  • «это испытанный и … провоцирующий прием, который Вы применили»;
  • «Не к лицу главному редактору журнала превращать научную дискуссию в кухонную склоку и стравливать оппонентов».

Сравнивайте и оценивайте эти и другие образчики этики Короткина и его ненаучные приемы ведения дискуссии. Осторожный Г. А. Журавлев, находившийся под прессингом подобной лексики, высказался в своей последней статье:

«Если вы их критикуете, значит, вы против зацепления Новикова; значит, на вас можно вылить сколько угодно лжи, злобы и шокирующих (но не имеющих ничего общего с действительностью) обвинений, вы чуть ли не за Бен Ладена — примерно так. Впрочем, достаточно прочесть некоторые негативные отклики, хотя есть еще и гнусные пасквили на автора, направляемые в адрес его руководства разных уровней».

Журавлев Г. А. — «К обсуждению физических основ совершенствования зубчатых передач» // РиП. — 2007, № 1, 2 (08). — С. 82.

Заключение: зачем В. И. Короткину понадобилось «открытое письмо»?

Зачем же В. И. Короткину понадобилось «открытое письмо» в условиях «сверхоткрытости», когда редакция журнала и его главный редактор впервые в российской практике внедрили новый стиль подачи научно-технической информации и ее обсуждения, свободный от каких-либо рецензентов и «черных оппонентов», — новый стиль, дополненный электронной версией журнала и форумом, где каждый участник дискуссии может самостоятельно разместить любую информацию, свое мнение, высказаться в приемлемой для него форме?

Ответ очевиден! В. И. Короткин прибегнул к грозному, хотя и заржавелому идеологическому оружию прежней коммунистической системы, с помощью которого стремились вначале навлечь «гнев» общественности, чтобы затем «высечь» и расправиться с неугодными инакомыслящими. Достигнут ли эффект от этой затеи В. И. Короткина? Если не учитывать мнение С. Радзевича, который, поддерживая В. И. Короткина, восторгается от того, что «г-на «От редакции» неплохо повозили физиономией по столу» и рекомендует «превентивные меры: отобрать журнал у этого господина» и т. д., то эффект есть, но только отрицательный: автор своим «открытым письмом» «сам же себя высек».

Главный редактор журнала «РиП», к.т.н. В.И. Парубец


Перепечатка текстов и фотографий разрешена
только с письменного согласия редакции.
При цитировании ссылка на журнал «РЕДУКТОРЫ и ПРИВОДЫ» обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения авторов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *